Почему следует чтить память жертв коммунизма?

Факт 1
По данным "Черной книги коммунизма" около 100 миллионов человек пало жертвой коммунистических режимов в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке. Большинство из них сгинуло в безымянных могилах. Вспоминать о них, не говоря о том, чтобы чтить память, во время правления коммунистических режимов было запрещено.
Факт 2
Принятая в апреле 2009 года резолюция Европейского парламента о совести и тоталитаризме рекомендовала объявить 23 августа Днем памяти жертв коммунизма и нацизма, и это было сделано во многих странах Европы и в Северной Америке.
Факт 3
Большая часть жертв коммунистических режимов не были осознанными врагами коммунистического режима. Их наказывали за принадлежность, как «социально опасных элементов». В основном, это были члены семей – старики, женщины, дети тех, кого заклеймили врагами народа.

Коммунистические режимы – часть исторической идентичности народов, пострадавших от них, и часть идентичности всего мира. Десятки миллионов жертв коммунистического террора и геноцида – предупреждение прошлого о последствиях политики и жажды власти, основанных на человеконенавистнических идеологиях.

Жертвы всех террористических режимов заслуживают уважения и памяти. Сравнение жертв и страданий – цинично. О жертвах коммунизма нужно помнить, как о невинных жертвах основанных на коммунистической идеологии режимов и как о людях, которые выступили против террористических режимов во имя демократии, соблюдения прав, государственности своей страны или по другим причинам.

Коммунистические террористические режимы – часть идентичности испытавших их на себе народов, а также составляющая исторической идентичности всей Европы и мира. Десятки миллионов жертв коммунистического террора и геноцида, как и жертвы нацистского террора, геноцида и Холокоста – предупреждение прошлого о последствиях политики и жажды власти, основанных на человеконенавистнических идеологиях.

В 20 веке десятки миллионов людей пали жертвами социальной механики коммунистических режимов в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке. Большинство из них сгинуло в безымянных могилах и вспоминать о них, не говоря о том, чтобы чтить память, во время правления коммунистических режимов было запрещено. Во время Холодной войны число жертв стало порохом для пропагандистских пушек обеих сторон. Вопрос о том, кто убил больше: Гитлер или Сталин?, – до сих пор провоцирует примитивную дискуссию об исторической памяти.

Принятая в апреле 2009 года резолюция Европейского парламента о совести и тоталитаризме рекомендовала объявить 23 августа Днем памяти жертв коммунизма и нацизма, и это было сделано во многих странах Европы и в Северной Америке. Но часть участников этой дискуссии осудили рекомендацию. Стремление чтить память жертв нацизма, прежде всего, жертв Холокоста, и жертв коммунистических режимов в один и тот же день было названо попыткой лишить Холокост его исторической уникальности. Страны Восточной Европы обвиняют в попытке спрятать за почитанием памяти жертв коммунизма сотрудничество своих народов с нанционал-социалистами.   

Жертвами коммунистических режимов пали «бывшие люди» и члены их семей, политические противники, «враждебные народы», жители оккупированных территорий и др. Настоящих и воображаемых врагов уничтожали при помощи казней и массовых убийств, долгосрочных принудительных работ или заключения в концентрационных лагерях ГУЛАГа в бесчеловечных условиях, ссылок в непригодные для жизни регионы СССР или других стран восточного блока, заключениями в специальных психиатрических клиниках, где к заключенным применялось принудительное психиатрическое лечение, и другими способами. Как правило, нападки коммунистических режимов на свои жертвы являются международными преступлениями: это геноциды, преступления против человечества или военные преступления.

Большая часть жертв коммунистических режимов не были осознанными врагами коммунистического режима. Их наказывали за принадлежность, как «социально опасных элементов». В основном, это были члены семей – старики, женщины, дети тех, кого заклеймили врагами народа, которых ссылали на определенный срок или бессрочно на поселение в непригодные для жизни регионы, иногда даже целыми общественными слоями.

Черно-белой истории не существует. Жертвами террора стали государства и народы, павшие жертвами двух или даже более террористических режимов. Жертвами Гестапо стали в том числе мужчины и женщины, прежде участвовавшие в коммунистическом терроре. Политические трибуналы восточного блока осуждали на смерть или в лагеря тех, кто участвовал в нацистских ужасах. Вина индивидуальна, и так же индивидуальны почтение и память. Память преступников нельзя чтить наравне с жертвами.

*          *          *

Коммунистические режимы приступали к заключению и уничтожению своих политических оппонентов сразу же после прихода к власти. Коммунистическая спецслужба, ЧК, была основана в России в декабре 1917 года. В июле 1918 года с согласия высшего руководства Советской России был убит ранее отрекшийся от престола царь Николай II вместе с семьей. В годы Гражданской войны процветал как красный, так и белый террор и были убиты миллионы человек. Начавшаяся в 1929 году коллективизация сельского хозяйства, связанные с ней депортации и голод унесли жизни миллионов жертв. Новая волна террора вспыхнула во второй половине 1930-х гг. (Большой террор).

Наряду с другими, его жертвами пали и десятки тысяч участников большевистского переворота, а также руководители различного уровня коммунистической партии, государственных учреждений, Красной армии и флота, а также служб безопасности. В начале Второй мировой войны под коммунистический террор попали оккупированные Советским союзом в 1939–1940 гг. государства и территории. Следующая волна террора началась с концом Второй мировой войны и продолжалась до смерти Сталина. В стороне от террора не осталась ни одна страна Восточной Европы, попавшая в период 1944–1949 гг. под власть Советского союза и коммунистического режима.

В Советском союзе и Восточной Европе (искл. Албания) массовый террор против иллюзорных и настоящих политических противников прекратился непосредственно после смерти Сталина в 1953 году. Большинство выживших были освобождены из лагерей ГУЛАГа и с поселений. Большинству освобожденных также разрешили вернуться на родину. Большую часть реабилиторовали. В том числе посмертно тех, кто был убит или умер в лагере.

В Китае последовала война террора культурной революции (1966–1976 гг.). В относительном исчислении больше всего жертв было на счету захватившего в 1975 году в Камбодже власть режима красных кхмеров против «бывших» и национальных меньшинств, прежде всего вьетнамцев и китайцев. В течение трех лет были убиты или умерли 1,6–1,8 миллионов человек, что составляет 21–24% от числа жителей Камбоджи в 1975 году. Ряд коммунистических движений, скорее сателлитов Восточного блока в Холодной войне, был у власти в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Например, жертвами красного террора правившей с 1975 года Эфиопией марксистско-ленинистской военной хунты Дерг в 1977–1978 гг. по разным оценкам пало 30 000–500 000 человек. Схожие примеры можно привести из большинства стран, попавших под власть коммунистических партий и их последователей.

Коммунистический террор брал пример с революционных трибуналов Французской революции. Большое внимание уделялось обоснованию «вины» жертв террора. Ставилась цель разоблачения «заговоров», как правило, вымышленных, чтобы при помощи физических и психических пыток выбить из жертвы признание, за которым следовало решение специального военного трибунала или т. н. Особого Совещания. Последнее выносило решение без присутствия обвиняемого. Обвинения носили политический характер: контрреволюционная деятельность, борьба с рабочим движением, шпионаж в пользу стран запада или Японии, а в 1948–1953 гг. и в пользу Югославии. Обвиняемые – вину, как правило, считали доказанной уже самим фактом ареста – наказывались долгосрочными принудительными работами в ГУЛАГе или расстрелом. С процессами конца 1930-х и 1940–1950-х гг. была также сопряжена обширная пропагандистская кампания против наиболее известных обвиняемых, в которой принимали участие действующие и за пределами восточного блока коммунистическии партии, а также часть левой интеллигенции.

После распада Союза ССР и восточного блока во всех странах стали изучать судьбу жертв коммунистического террора и помечать их захоронения. Беженцы в западных странах уже чтили память жертв массовых коммунистических репрессий до этого. Начиная с 23 августа 1986 г. в Северной Америке и Западной Европе в т. н. День черной ленты чтили память жертв террора в странах, утративших свою независимость в результате пакта Молотова-Риббентропа. В ходе инициированной во время распада СССР публикации сведений вначале больше внимания уделялось старым большевикам, жертвам Большого террора Сталина. Террор в отношении национальных меньшинств и жителей оккупированных территорий поначалу старались замалчивать, и сделать козлами отпущения Сталина и его приспешников, в особенности Лаврентия Берию.

В результате распада восточного блока были упразднены препятствия к тому чтобы чтить память национальных лидеров, военных и политиков, а также боровшихся в 1917–1924 гг. против большевизма в России, Украине, Беларуси и Закавказье политиков, военных и интеллигентов, а также боровшихся против СССР во время Второй мировой войны патриотов своих стран. Символом мученичества в Польше стала Катынь, убийство офицеров в 1939–1940 гг., в Венгрии – подавление Красной армией революции 1956 г. Украина чтит память жертв Голодомора, как инициированного руководителями коммунистической партии геноцида для уничтожения украинского народа в ходе широкого голода в 1930-е гг. Жители стран Балтии чтят память своих жертв коммунизма в дни памяти депортаций 1941, 1948 и 1949 гг.

Мемориалы жертвам коммунизма и музеи возведены в большинстве стран, жители которых страдали под коммунистическим террором, а также в Западной Европе и Северной Америке. Мемориал памяти жертв коммунизма в Эстонии, на стенах которого высечены более 22 000 имен граждан и жителей Эстонии, павших жертвами коммунистического режима и похороненных в неизвестной могиле, был открыт 23 августа 2018 г.