Россия

К февралю 1917 г. Российская империя была крупнейшим государством мира, она занимала восточную часть Европы и северную часть Азии и ее общая площадь составляла 1/6 часть земной суши. Население составляло порядка 170 миллионов человек. Политическим устройством была монархия во главе страны находился Император Николай II. Накануне 1 Мировой войны (1914) по объему промышленного производства Россия занимала 5 место в мире и 4-е в Европе, являясь страной со средним уровнем экономического развития.

Экономические трудности, вызванные участием России в 1 Мировой войне привели к инфляции и серьезным перебоям в снабжении населения продовольствием. К началу 1917 года возникло массовое забастовочное движение. 2 марта 1917 года[1] Николай II отрекся от престола и власть перешла к Временному правительству. По существу совершилась буржуазно-демократическая революция.

В то же время в стране действовали леворадикальные партии и группировки, идеологически базировавшиеся на марксистских доктринах переустройства общества. Наиболее радикальной и последовательной была большевистская фракция Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП), возглавляемая Лениным. Именно Ленин и его партия в результате октябрьского переворота 1917 года свергли Временное правительство, захватили и узурпировали власть.

С этого момента начинается длительный этап борьбы Ленина и большевиков за упрочение своей власти и распространение ее на территорию всей страны и одновременно растет массовое сопротивление внедряемым большевиками порядкам. В сентябре 1918 года большевики открыто провозглашают политику «Красного террора» и проводят масштабные аресты и расстрелы для устрашения населения. От России отходят, образуя самостоятельные государства Финляндия, Польша, Латвия, Литва, Эстония. Провозглашают свою независимость Украина, Грузия , Армения, Азербайджан и ряд государств в Азии. Но в результате острой борьбы в ходе Гражданской войны большевикам удается военным путем их советизировать и включить во вновь создаваемую советскую империю, формируя внутренние административные границы на основе национальной государственности. Декларативная независимость новых социалистических национальных республик была иллюзорной. На их основе было создан новый тип централизованного государства. Декларация об образовании Союза Советских Социалистических Республик была принята 30 декабря 1922 года на 1 Съезде Советов СССР (вошли РСФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР, Закавказская Советская Социалистическая Республика). В 1920-е – 1930-е годы в результате национально-государственного размежевания в Средней Азии были организованы советские союзные республики: Туркменская, Узбекская, Таджикская, Киргизская и Казахская.

Позднее под советской оккупацией в 1940 году были организованы: Латвийская ССР, Литовская ССР, Эстонская ССР и Молдавская ССР.

Таким образом, СССР возвращал себе имперское величие и государственную мощь для распространения коммунистических режимов в сопредельных странах. Государственное устройство СССР. Общую характеристику политического режима в СССР дал Конституционный суд Российской Федерации в решении от 30 ноября 1992 года: «В стране в течение длительного времени господствовал режим неограниченной, опирающейся на насилие власти узкой группы коммунистических функционеров, объединенных в Политбюро ЦК КПСС во главе с генеральным секретарем ЦК КПСС»

К концу 1980-х в СССР население СССР составило 286,7 миллионов человек. Закат советской системы пришелся на 1989–1991 годы. В национальных республиках росло национальное самосознание и ширилось национально-освободительные движения. Одна республика за другой объявляли о своей независимости и выходе из состава СССР. В условиях глубокого политико-экономического кризиса произошел августовский путч 1991 года в ходе которого консервативная верхушка КПСС, армии и КГБ пыталась положить конец демократическим реформам и взять всю полноту власти. Провал путча привел к крушению коммунистической системы.

 


[1] По Григорианскому календарю – 15 марта.

Politics

Становление советской политической системы, основанной на коренной ломке сложившихся в России общественных отношений происходило в постоянной борьбе с так называемыми «пережитками прошлого». Глобальность сформулированных большевиками задач и кардинальность и глубина изменений диктовала и жестокость методов их осуществления. В соответствии с марксистскими доктринами следовало установить порядки несовместимые с базовыми инстинктами человеческого существа. Если взглянуть на перечень мер по переустройству общественно-экономических отношений, предлагаемых марксистами, то там, например, и экспроприация земельной собственности, и отмена права наследования, и общественное воспитание всех детей, и обязательность труда для всех[1]. То есть меры, направленные на уничтожение семьи в ее традиционном понимании и искоренение частнособственнического инстинкта. Перед взявшими власть в октябре 1917 г. в России большевиками стояла задача по «переделке человеческого материала», по выращиванию нового типа человека. Ленин точно понимал – ликвидация классов и классовых отличий есть прямой путь к устройству коммунистического общества. В 1919 он формулирует задачу «уничтожить разницу между рабочим и крестьянином, сделать всех – работниками».

Инструментом проведения в жизнь коммунистических доктрин стало насилие. Руководящей силой – коммунистическая партия во главе с Центральным комитетом ВКП(б) – КПСС и Политбюро ЦК. Широкие репрессии проводились специально созданными органами госбезопасности: ВЧК–ОГПУ–НКВД–НКГБ–МГБ–МВД–КГБ.

После переезда советского правительства в марте 1918 г. из Петрограда в Москву столицей и центром пребывания власти стала Москва. Вся власть была сосредоточена в Политбюро ЦК РКП(б) (с 1925 – ВКП(б), с 1952 – КПСС). На съездах правящей коммунистической партии избирался Центральный комитет, который формировал состав Политбюро и секретариат ЦК. В период с 1952 до 1966 годов вместо Политбюро действовал Президиум ЦК КПСС

Внешне все выглядело так, что существовали органы исполнительной власти правительство – Совет народных комиссаров (с 1946 – Совет министров) и органы законодательной власти Центральный исполнительный комитет (ЦИК), а с 1938 – Верховный совет СССР, формируемый на всеобщих прямых выборах, как орган народовластия. В действительности все решения принимались в Политбюро и секретариате ЦК и только потом оформлялись в «советском порядке» как решения не партии, а советских органов, имевших конституционную легальность. То есть, Политбюро осуществляло тайную власть, не афишируя свою действительную роль в принятии решений, которые обнародовались от имени Совета министров или Президиума Верховного Совета СССР.

Возникшие сразу после большевистского переворота в 1917 году органы государственной безопасности – Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) напрямую подчинялись только Политбюро ЦК. В дальнейшем это положение сохранялось. С 1922 – Государственное политическое управление (ОГПУ с 1923), с 1934 – НКВД, в 1941 и с 1943 – Наркомат госбезопасности (НКГБ, с 1946 министерство – МГБ), а в 1954 был организован Комитет государственной безопасности (КГБ), просуществовавший вплоть до распада СССР в 1991 году. Органами тайной полиции осуществлялась вся карательная политика и даже руководство разветвленной лагерной системой (с 1930 – ГУЛАГ).

Советский опыт государственного устройства и принципы тайного руководства со стороны компартии в той или иной степени похожести были внедрены в странах Восточной Европы после Второй мировой войны, где усилиями Советской армии и с помощью представителей советской госбезопасности были установлены коммунистические режимы.


[1] Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. М., 1974. С. 46–47.

Economy

Согласно экономическим представлениям Ленина и его партии на смену капиталистическому способу хозяйствования должна прийти новая экономическая формация – социализм, в которой все средства производства обобществлены, отменена частная собственность на землю, национализирован транспорт и организацией производства и распределением всех благ ведает государство.

После прихода к власти большевиками были национализированы все крупные предприятия, банки, у помещиков отобраны имения и земля. В ходе Гражданской войны был введен прямой продуктообмен города и деревни, у крестьян посредством продразверстки насильно изымали излишки продуктов.

Большевистский военный коммунизм и система государственного распределения благ, казалось, приближали страну к идеалу уравнительного социализма. Но реальность оказалась сложнее политических доктрин. Чтобы не потерять власть, большевикам пришлось отступить, объявив в 1921 г. «Новую экономическую политику» (НЭП), тем самым допустив существование, пусть и в довольно ограниченном объеме частного капитала и частной инициативы и, соответственно, сохранив и определенные социально классовые отличия и различия в укладе и образе жизни людей разных слоев, их мыслей и поведении.

Тем не менее, большевики последовательно шли к своей цели. В 1925 году был объявлен курс на индустриализацию страны при котором шло преимущественное развитие тяжелой индустрии и производство средств производства. Мерами экономического принуждения и прямыми репрессиями был свернут НЭП. А в 1930 году началась коллективизация в сельском хозяйстве и насильственное объединение индивидуальных крестьянских хозяйств в колхозы.

В СССР утвердился командно-административный стиль управления экономикой, а развитие страны предрешалось заранее принимаемыми пятилетними планами. Организованный в 1921 году Госплан стал главным регулятором экономики.

Основной проблемой советской экономической модели стала социальная уравниловка и отсутствие значимых стимулов для повышения производительности труда. Советская пропагандистская машина внедряла в массовое сознание идеи коллективизма, но в реальности советский человек явился результатом адаптации людей к условиям режима. Многолетние попытки власти покончить с частнособственническими инстинктами людей позорно провалились. Склонность к воровству государственной собственности объединяла все слои советского общества – от рабочего до министра.

Советская система пыталась переделать природу человека, впав в совершенный идеализм. В работе на себя, на приусадебных участках советские люди показывали истинный трудовой энтузиазм, достигая высочайшей производительности труда, в то время как на советском государственном производстве производительность труда была во много раз ниже чем в капиталистических странах и остается таковой и в современной России. Причина этого в поведенческих инстинктах советского человека. Это: социальное и духовное иждивенчество, политическая пассивность и робость в принятии самостоятельных решений, уклонение от личной ответственности, страх выпадения из социума, конформизм и безоговорочное принятие образа мыслей большинства и, конечно же, замешанная во многом на страхе и латентном шовинизме – ксенофобия. Чем больше в СССР прославлялся и восхвалялся «свободный труд»[1], тем упорнее рядовой советский человек старался от него уклониться. Доктринальной чертой советского режима был принудительный характер труда. Более того, труд выступал и в качестве меры наказания. Уклонение от обязательного труда в эпоху Хрущева и Брежнева стало не только признаком девиантного поведения, но и формой политического протеста граждан. Советский человек демонстрировал покорность тоталитарному диктату и одновременно склонность к проявлению своеволия и анархии при ослаблении властного контроля.

 


[1] Официальная пропаганда твердила: «Труд в СССР – есть дело чести, доблести и геройства».

Society and culture

Пропагандируемая большевиками новая пролетарская культура в 1920-е годы была явлением самобытным и не лишенным привлекательных черт новаторства и освобождения художника от прежних рамок и устаревших догматов. Но в условиях жесткой цензуры происходило постепенное выхолащивание новаторского духа, устанавливался стиль классово-пропагандистского обеспечения политической линии партии средствами искусства. Не случайно с первых лет коммунистического господства монументальное искусство именовалось «монументальной пропагандой». Многочисленные группировки писателей к 1932 году были объединены в плотно контролируемый партией Союз советских писателей, и единственным разрешенным художественным методом стал «социалистический реализм».

Установленное в стране в середине 1930-х единомыслие неизбежно суживало рамки свободы деятелей культуры, влекло за собой появление советского классицизма. Все творческие искания и эксперименты порицались и наказывались, а любое отклонение от выработанных советских канонов клеймилось как «формализм».

Насаждаемая сталинской пропагандой новая советская «особость», исключительность и гордость на самом деле в изрядной степени опиралась на глубинный национализм, присущий каждому отдельно взятому народу СССР. Этот родовой и животный страх перед другими – «не нашими» должен был сплавиться в общий советский комплекс «нашести», превосходящей своими качествами все остальные народы, продолжавшие жить при капитализме.

Программным документом утверждавшим превосходство «советского народа» над всем и вся стала опубликованная в главной партийной газете статья Дмитрия Шепилова «Советский патриотизм»[1]. Здесь четко постулировалось: «Советский патриотизм отлился как золотой сгусток самых возвышенных и благородных черт нашего народа. Символом богатырской мощи народа, его побед, его славы, его новых созидательных планов является имя великого Сталина»[2]. Помимо пропаганды архаичного культа «вождя» в статье Шепилова наличествовал важный постулат: «Великий Сталин указывает, что «последний советский гражданин, свободный от цепей капитала, стоит головой выше любого зарубежного высокопоставленного чинуши, влачащего на плечах ярмо капиталистического рабства»»[3]. Не случайно в том же 1947 г. был принят указ запрещающий браки граждан СССР с иностранцами (отменен в 1953). Еще в 1943–1944 годах были приняты новые законодательные акты, касающиеся вопросов брака и семьи – в отличие от предыдущего закона (Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 г.) более консервативные, возвращавшие государственное регулирование и вмешательство в семейные отношения. В вопросе семьи большевикам пришлось отступить от марксистских постулатов, вернувшись к традиционализму. Но в отношении частной собственности линия оставалась незыблемой.

Руководители СССР, пришедшие на смену Сталину скорректировали политическую риторику, но не изменили ее содержание. В отчетном докладе 22 съезду КПСС в октябре 1961 г. Никита Хрущев заявил: «В СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты – советский народ. Они имеют общую социалистическую Родину – СССР, общую экономическую базу – социалистическое хозяйство, общую социально-классовую структуру, общее мировоззрение – марксизм-ленинизм, общую цель – построение коммунизма, много общих черт в духовном облике, в психологии»[4].

Эту же мысль десятью годами позднее повторил и творчески развил Леонид Брежнев в отчетном докладе 24 съезду КПСС: «За годы социалистического строительства в нашей стране возникла новая историческая общность людей – советский народ. В совместном труде, в борьбе за социализм, в боях за его защиту родились новые, гармоничные отношения между классами и социальными группами, нациями и национальностями – отношения дружбы и сотрудничества»[5].

После смерти Сталины «закрытость» советского общества и культуры от остального мира постепенно размывалась. Стало больше творческой инициативы, но в условиях цензуры искусство не могло обрести подлинной свободы. И все лучшие художественные произведения советской эпохи появились в 1920-е и в 1960-е годы, когда ослабевал цензурный контроль и репрессивные меры со стороны коммунистической партии.

 


[1] Шепилов Д.Т. Советский патриотизм // Правда. 1947. 11 августа.

[2] Там же.

[3] Там же. Шепилов приводит цитату из отчетного доклада Сталина 18 съезду ВКП(б) в марте 1939 г. См.: Сталин И.В. Вопросы ленинизма. М., 1952. С. 630.

[4] ХХ11 съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М.: Госполитиздат. 1961. Т. 1. С. 153.

[5] ХХ1V съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет. М.: Политиздат. 1972. Т. 1. С. 101.

Militarism

Становление советского государства пришлось на период продолжавшейся Первой мировой войны. В момент германского наступления в феврале 1918 года Ленин подписал декрет «социалистическое отечество в опасности» и это явилось знаком формирования нового идеологического конструкта – «советского патриотизма», а в условиях противостояния советской системы всему остальному миру он неизбежно наполнялся милитаризмом. Советская пропаганда всячески раздувала значимость и сакральную роль Рабоче-крестьянской красной армии (РККА) как единственного защитника отечества от внешних врагов.

В 1920-е годы Красная армия была достаточно слаба и основной пропагандистский упор делался на опасность «капиталистического окружения», готового к военной агрессии против СССР. В то же время Красная армия рассматривалась как потенциальная и основная сила для внешнего применения, когда коммунистические партии других стран по управлением Коминтерна будут способны организовать революции и взять власть в своих странах. Активное участие советских военных в гражданской войне в Испании в 1936–1939 годах тому пример.

К концу 1930-х Красная армия заметно окрепла и военно-политическая обстановка в Европе складывалась в благоприятном для Кремля направлении. Крупнейшие европейские державы вступили в конфронтацию, и Сталин выбрал союз с Гитлером, позволивший подписать документ о разграничении сфер влияния (т.н. секретные протоколы к «пакту Молотов – Риббентроп»). Теперь в союзе с Гитлером Сталин приступил к разделу Польши и готовился к оккупации и советизации других сопредельных стран. Инструментом территориальных захватов стала Красная армия. Агрессия против Финляндии в 1939 году привела к тому, что СССР был исключен из Лиги наций. Наряду с Германией СССР несет равную ответственность за развязывания Второй мировой войны.

Однако, к 1941 году наметились явные расхождения интересов и обострились противоречия между СССР и Германией. После нападения Гитлера на СССР страны антигитлеровской коалиции поддержали Советский Союз. Война закончилась полным разгромом Германии и оккупацией войсками Красной армии ряда европейских стран.

Результатом стала советизация стран Центральной и Восточной Европы, которая могла состоятся только посредством оккупации этих стран частями Красной армии. Со всей очевидность проявился характер Советских вооруженных сил как инструмента агрессивной политики Кремля.

Если пропагандистская риторика Кремля заключалась в показном «миролюбии» и тема «борьбы за мир» не сходила со страниц советских газет, то на деле Советская армия стала участницей десятков военных конфликтов по всему миру, где выступала в поддержку режимов ориентированных на СССР, причем чаще всего в роли агрессора в союзе с местными вооруженными или повстанческими силами.

Подавление народных выступлений в ГДР (1953), Венгрии (1956), Чехословакии (1968) осуществлялись силами Советской армии и преподносились общественности как «интернациональный долг». Точно также советскому населению объясняли цели и смысл советского вторжения в Афганистан (1979). Армия была привилегированной частью советского общества. Военнослужащие – офицеры освобождались от уплаты налогов и имели значительные льготы по оплате коммунальных услуг. Их оклады денежного содержания вполне конкурировали с зарплатами представителей партаппарата и КГБ. В последние годы существования СССР именно армейские силы были брошены на подавление национально-освободительного движения в советских республиках. Например в Тбилиси в 1989 и Вильнюсе в 1991.